Каждое слово - во имя лучшей жизни!

Четверг, 09 Июнь 2016

Трагедия в стиле «жир»

Оцените материал
(1 Голосовать)

raf 2Обзор. Насколько эффективны и безопасны лекарственные препараты, применяемые при ожирении у взрослых,

с точки зрения доказательной медицины
Dr. Rafael Wang

Все хотят быть стройными и… не ограничивать себя в приеме пищи. И как ответ на такое желание: бурная реклама всего-всего, что помогает похудеть, не меняя режимов питания. Чай для похудения, кофе для похудения… Хотя, по моему личному мнению, похудеть от чая и кофе можно, лишь собирая их на плантациях. И, тем не менее, такая сухая (и… чуть не написал стройная) наука, как доказательная медицина изучила вопрос эффективности различных средств для снижения веса. О результатах проведенных исследований и поговорим сегодня.

Что представляет собой ожирение? Это хроническое состояние, характеризующееся избыточным накоплением жира. В качестве критерия этого состояния чаще всего используют ИМТ, величина которого коррелирует с объемом жировых отложений. ИМТ рассчитывают путем деления МТ в килограммах на величину роста в метрах, возведенную в квадрат (кг/м2). В США и Великобритании МТ принято считать избыточной при ИМТ 25-30 кг/м2, а при ИМТ >30 кг/м2 говорят об ожирении.

Заболеваемость/Распространенность. С 1900 г. распространенность ожирения во многих странах неуклонно возрастала. По данным исследований, проведенных в Великобритании, в 1994 г. ожирением страдали 13% мужчин и 16% женщин. Только за последние десятилетие распространенность ожирения в США увеличилась с 12,0% в 1991 г. до 17,9% - в 1998 г.

Этиология/Факторы риска. Развитие ожирения обусловлено влиянием как генетических факторов, так и факторов окружающей среды. Оно может возникать на фоне применения некоторых лекарственных препаратов (например, кортикостероидные препараты в высоких дозах) или при различных нейроэндокринных заболеваниях (например, синдром Кушинга и поликистоз яичников). Прогноз «ожирение» служит фактором риска развития многих хронических заболеваний, в том числе артериальной гипертонии, дислипидемии, сахарного диабета, сердечно-сосудистых нарушений, апноэ во сне, остеоартрита и некоторых видов рака. Связь между увеличением МТ и смертностью носит криволинейный характер, при этом уровень смертности повышен и среди лиц с низкой МТ. Однако неясно, обусловлено ли это влиянием низкой МТ как таковой или спонтанным снижением МТ. Результаты 5 проспективных когортных исследований и национальные статистические данные за 1991 г. свидетельствуют о том, что ежегодно примерно 280 000 случаев смерти взрослых американцев связаны с ожирением.

Цели лечения:

- добиться постепенного снижения МТ;
- уменьшить уровень заболеваемости и смертности, связанных с ожирением;
- предотвратить развитие побочных эффектов лечения.

Клинические исходы/Критерии оценки. Исследований, в которых в качестве основных критериев оценки использовались бы показатели заболеваемости и смертности, не найдено. К косвенным критериям оценки относятся среднее снижение МТ; доля участников, у которых МТ снизилась на 5% и более по сравнению с исходной величиной; доля участников, у которых сохранялась сниженная МТ.

Поиск, критическую оценку и обновление данных проводили в соответствии со стандартами подготовки ClinicalEvidence в сентябре 2001 г.

Клинический вопрос: Насколько эффективны и безопасны лекарственные препараты, применяемые при ожирении у взрослых?

Вмешательство: прием лекарственных препаратов, влияющих на способность организма усваивать из пищи определенные питательные вещества.

Орлистат: в 3 систематических обзорах и более поздних РКИ показано, что у взрослых лиц с ожирением прием орлистата на фоне соблюдения диеты с пониженной энергетической ценностью более эффективен, чем прием плацебо в сочетании с диетотерапией. Данных о повышении МТ после отмены орлистата и о безопасности его длительного применения не найдено.
Найдены 2 систематических обзора (поиск данных в 2000 г.) и 1 обзор, подготовленный Европейским агентством по оценке медицинской продукции. В наиболее полный из них вошли 14 РКИ и обобщенные данные об отдельных группах в разных РКИ с аналогичной структурой исследования. Исследования, в которых не проводился отдельный анализ данных об участниках с нормальной МТ, в обзор не включались. В 11 РКИ (5124 взрослых участников с ИМТ>30 кг/м2) не выявлено статистически значимых различий в МТ через 12 нед. после начала приема орлистата (по 50-60 мг 3 раза в сутки) на фоне соблюдения диеты с пониженной энергетической ценностью и плацебо в сочетании с диетотерапией (2 РКИ: ВРС=–1,24 кг при 95% ДИ от –2,65 до +0,16 кг). Однако, прием орлистата в более высокой дозе (по 120 мг 3 раза в сутки) способствовал снижению МТ через 12 нед. в большей степени, чем прием плацебо (1 РКИ: снижение МТ в среднем на 4,74 и 2,98 кг соотв.; значения ДИ не указаны; р=0,001). Обобщение данных, полученных в 2 РКИ с продолжительностью наблюдения 6 мес., не проводилось. В первом из них (119 участников) сравнивалась эффективность орлистата (по 120 мг 3 раза в сутки) и плацебо; при этом всем участникам была предписана диета с пониженной энергетической ценностью. Через 6 мес. среднее снижение МТ составило 10,75 и 7,34 кг соотв. (р<0,05). Во втором РКИ (605 участников, также соблюдавших диету с пониженной энергетической ценностью) сравнивалась эффективность приема разных доз орлистата (30, 60, 120 или 240 мг 3 раза в сутки) и плацебо; через 6 мес. во всех группах орлистата по сравнению с плацебо отмечено статистически значимое уменьшение МТ. При приеме плацебо среднее снижение исходной МТ составило 6,5%; при приеме орлистата в дозе 30 мг – 8,5% (значения ДИ не указаны); в дозе 60 мг – 8,8% (р≤0,002); в дозе 120 мг – 9,8% (р≤0,001); в дозе 240 мг – 9,3% (р≤0,001). При анализе обобщенных данных, полученных в 4 РКИ с продолжительностью наблюдения 1 год (2111 участников), было показано, что прием орлистата (по 120 мг 3 раза в сутки) снижает МТ в большей степени, чем плацебо (ВРС=–2,90 кг при 95% ДИ от –3,61 до –2,19 кг). В анализ не были включены данные 2 РКИ с продолжительностью наблюдения 1 год. В этих РКИ (901 участник) на фоне соблюдения диеты с пониженной энергетической ценностью рандомизированно применялись орлистат (по 120 мг 3 раза в сутки) или плацебо. В обоих РКИ прием орлистата по сравнению с плацебо способствовал более выраженному снижению МТ (через 1 год абсолютная вероятность снижения исходной МТ более чем на 10% составила 35 и 21% соотв.; р=0,02; 30 и 16% соотв.; р<0,001). В обзоре отмечено, что аналогичные результаты сохранялись и через 2 года. При анализе обобщенных данных, полученных в 2 РКИ с продолжительностью наблюдения 2 года, было показано, что прием орлистата (по 120 мг 3 раза в сутки) приводил к статистически значимо более выраженному снижению МТ, чем прием плацебо (ВРС=–3,19 кг при 95% ДИ от –4,25 до –2,12 кг). В 1 РКИ изучалось, насколько эффективно прием орлистата (по 30, 60 и 120 мг 3 раза в сутки) или плацебо способствует поддержанию МТ, достигнутой после 6-месячного соблюдения диеты с пониженной энергетической ценностью и консультативной помощи в выборе физических упражнений. Показано, что в группе орлистата повышение достигнутой МТ было менее выраженным, чем в группе плацебо (р<0,001 при сравнении орлистата в дозе 120 мг и плацебо).

Найдены 2 дополнительных РКИ. В первом из них (46 участников) прием орлистата (по 120 мг 3 раза в сутки на протяжении 52 нед.) снижал МТ в большей степени, чем прием плацебо (через 6 мес. в среднем на 8,6 и 5,5 кг соотв.; значения ð и ДИ не указаны). Во втором из этих РКИ (376 взрослых участников, у которых ожирение сочеталось с сахарным диабетом II типа, гиперхолестеринемией или артериальной гипертонией; ИМТ 28-38 кг/м2) сравнивалась эффективность приема орлистата (по 120 мг 3 раза в сутки) и плацебо на фоне соблюдения диеты. Доля участников, у которых исходная МТ снижалась на 5% и более, в группе орлистата оказалась статистически значимо выше, чем в группе плацебо (54 и 41% соотв.; р<0,001), однако различия в доле участников, у которых МТ снизилась на 10% и более, не достигли уровня статистической значимости (19,2 и 14,6% соотв.)

По данным систематического обзора, прием орлистата чаще сопровождался возникновением таких побочных эффектов, как появление маслянистых выделений из прямой кишки, метеоризма и непреодолимых позывов к дефекации (у 22-27% в группе орлистата и у 1-7% участников в группе плацебо), а также развитием желудочно-кишечных расстройств и снижением уровня жирорастворимых витаминов в сыворотке крови, из-за чего порой требовалось назначать пищевые добавки с витаминами.

В 6 из 7 РКИ, включенных в систематический обзор, рандомизированное отнесение в группы орлистата или плацебо проводилось после снижения МТ во время вводного периода продолжительностью 4-5 нед. (в этот период все участники получали плацебо и соблюдали диету с низкой энергетической ценностью). Прием орлистата характеризуется высокой частотой возникновения желудочно-кишечных расстройств, поэтому авторы обзора усомнились в возможности применения слепого метода при оценке результатов лечения. Так, в конце 16-недельного двойного слепого РКИ 22 из 26 участников правильно определили группу, к которой они были отнесены.

Вмешательство: прием лекарственных препаратов центрального действия.

Результаты систематических обзоров и более поздних РКИ убедительно свидетельствуют о том, что применение сибутрамина по сравнению с плацебо способствует умеренному снижению массы тела (МТ) у взрослых лиц с ожирением (индекс массы тела (ИМТ) – от 25 до 40 кг/м2) без сопутствующих заболеваний или с артериальной гипертонией, поддающейся лечению. После отмены терапии МТ снова начинает повышаться. Имеющихся данных недостаточно, чтобы судить о безопасности длительного (более 2 лет) приема сибутрамина.

В 1 РКИ не выявлено преимуществ комбинированного применения сибутрамина и орлистата по сравнению с монотерапией сибутрамином. В 3 систематических обзорах и более поздних РКИ показано, что у взрослых лиц с ожирением прием орлистата на фоне соблюдения диеты с пониженной энергетической ценностью более эффективен, чем прием плацебо в сочетании с диетотерапией. Данных о повышении МТ после отмены орлистата и о безопасности его длительного применения не найдено.

В небольших РКИ было показано, что у взрослых лиц с МТ, превышающей должную на 15% и более, применение фентермина и мазиндола способствует умеренному снижению МТ по сравнению с плацебо. Имеющихся данных недостаточно, чтобы судить о степени повышения МТ после отмены лечения и о безопасности длительного приема этих препаратов.

В ходе небольших РКИ получено небольшое количество противоречивых данных об эффективности применения диэтилпропиона и флуоксетина по сравнению с плацебо.

Поскольку прием дексфенфлурамина и фенфлурамина был связан с повышенным риском поражения клапанов сердца и развития легочной гипертензии (ЛГ), продажа этих препаратов прекращена. Недавно было показано, что прием фенилпропаноламина повышает риск развития геморрагического инсульта.

Получено небольшое количество данных о том, что у взрослых лиц с МТ, превышающей должную на 15% и более, применение фентермина и мазиндола способствует умеренному снижению МТ по сравнению с плацебо. Прекращение лечения, а также длительные курсы терапии приводят к восстановлению исходной МТ. Убедительных данных о риске развития побочных эффектов, связанных с приемом фентермина или мазиндола, не найдено.

Имеющихся данных недостаточно, чтобы судить об эффективности использования диэтилпропиона, флуоксетина или комбинированного применения сибутрамина и орлистата при ожирении. Показано, что терапия дексфенфлурамином, фенфлурамином и комбинированное применение фенфлурамина и фентермина сопровождается риском развития ЛГ и поражения клапанов сердца, а использование фенилпропаноламина повышает вероятность возникновения геморрагического инсульта. Преимущества систематических обзоров или РКИ, в которых оценивалось бы влияние приема лекарственных препаратов центрального действия на заболеваемость и смертность, не найдено.

Сибутрамин: найдены 2 систематических обзора (поиск данных в 1998 и 2000 гг.) и 6 не вошедших в них РКИ, в которых сравнивалась эффективность сибутрамина и плацебо. В самый последний систематический обзор включены 15 РКИ и обобщенные данных о больных из отдельных групп РКИ примерно с одинаковой продолжительностью наблюдения. Показано, что через 8 недель прием сибутрамина (по 10-20 мг/сут.) снижал МТ в большей степени, чем плацебо (3 РКИ, 137 участников, ВРС = –3,4 кг при 95% ДИ от – 4,22 до – 2,58 кг).

Результаты 4 РКИ с продолжительностью наблюдения 12 недель (2 из этих РКИ были включены в обзор) не обобщались. Все участники наряду с приемом сибутрамина или плацебо получали рекомендации по выбору диеты или соблюдали предписанную диету с пониженной энергетической ценностью. В 3 из этих 4 РКИ прием сибутрамина по сравнению с плацебо сопровождался снижением МТ; в 1 небольшом РКИ статистически значимых различий между группами не выявлено, хотя не исключено, что статистическая мощность (чувствительность) этого РКИ была недостаточной для выявления клинически значимого эффекта. В первом РКИ (91 участник) в группах сибутрамина (по 15 мг/сут.) и плацебо снижение МТ составило в среднем 2,4 и 0,1 кг соотв. (р<0,001); во втором РКИ (19 женщин) статистически значимые различия между группами отсутствовали; в третьем РКИ (113 взрослых с ИМТ >33 кг/м2) снижение МТ в группах сибутрамина (по 10 мг/сут.) и плацебо составило 4,4 и 2,2 кг соотв. (р=0,002); в четвертом РКИ (235 участников) на фоне приема сибутрамина (по 10 и 15 мг/сут.) и плацебо отмечено снижение МТ в среднем на 5,1; 4,9 и 1,4 кг соотв. В ходе подготовки обзора найдены 4 РКИ с продолжительностью наблюдения 6 мес. (207 участников). При анализе обобщенных данных, полученных в 2 из этих РКИ, было показано, что прием сибутрамина (по 10 мг/сут.) чаще позволяет достичь снижения МТ на ≥5%, чем прием плацебо (относительная вероятность 2,1 при 95% ДИ от 1,7 до 2,6). Анализ обобщенных данных, полученных в 2 оставшихся РКИ с 6-месячным периодом наблюдения (69 участников с ИМТ=35 кг/м2, принимавших сибутрамин в дозе 15 мг/сут. или плацебо; 175 участников с ИМТ>33 кг/м2, принимавших сибутрамин с постепенным увеличением дозы до 20 мг/сут. или плацебо), не проводился. В обоих РКИ показано, что применение сибутрамина по сравнению с плацебо статистически значимо снижает МТ (на 10,4 и 1,3 кг соотв.; р<0,001; на 4,3 и 0,4 кг соотв.; р<0,001).

Найдены 3 не вошедших в систематический обзор РКИ с продолжительностью наблюдения не менее 1 года. В самом крупном из них (1001 участник) сравнивалась эффективность приема сибутрамина (по 15 мг ежедневно или по 15 мг прерывистыми курсами) и плацебо. Показано, что через 44 недель прием сибутрамина (как непрерывный, так и курсовой) по сравнению с плацебо статистически значимо снижал МТ (изменение исходной МТ в этих группах составило –3,8; –3,3 и +0,2 кг соотв.; р<0,001). Во втором РКИ с продолжительностью наблюдения 1 год получены аналогичные результаты. В третьем РКИ (224 больных с артериальной гипертонией, хорошо поддающейся лечению; продолжительность наблюдения 1 год) также было показано, что прием сибутрамина (с постепенным увеличением дозы до 20 мг/сут.) снижал МТ в большей степени, чем плацебо (в среднем на 4,4 и 0,5 кг соотв.; р<0,05). В 2 РКИ оценивалось поддержание достигнутой МТ на фоне приема сибутрамина или плацебо. В первом из этих РКИ (205 больных с ИМТ>37 кг/м2, которые перед приемом препаратов в течение 4 недель соблюдали диету с очень низкой энергетической ценностью), вошедшем в систематический обзор, было показано, что через 1 год прием сибутрамина (по 10 мг/сут.) по сравнению с плацебо способствовал снижению или сохранению достигнутой МТ (75 и 42% больных соотв.; р<0,01). В другом РКИ (467 больных, у которых после 6-месячного соблюдения диеты с пониженной энергетической ценностью снижение МТ составило >5%) также было показано, что прием сибутрамина (по 10 мг/сут.) в большей степени способствует поддержанию достигнутой МТ, чем прием плацебо (через 24 мес. повышение МТ менее чем на 20% отмечалось у 41 и 14% участников соотв.; р<0,001).

Недостатки приема сибутрамина: наиболее частыми побочными эффектами были головная боль, сухость во рту, анорексия, запоры, бессонница, ринит и фарингит; в группах сибутрамина и плацебо частота развития этих побочных эффектов составила 10-30 и 8-19% соотв. (статистическая значимость выявленного различия не указана) Прием сибутрамина в дозах от 5 до 20 мг/сут. сопровождался повышением систолического и диастолического артериального давления (АД) в среднем на 1-3 мм рт. ст. и частоты сердечных сокращений на 4-5 в минуту. Среди участников с артериальной гипертонией, поддающейся лечению, частота выявления клинически значимого повышения систолического или диастолического АД (>10 мм рт. ст. при измерении во время 3 последовательных визитов к врачу) на фоне приема сибутрамина и плацебо не различалась (17,6 и 14,5% соотв.; значения ð и 95% ДИ не указаны; ИПВ=32). Однако повышение АД было наиболее частой причиной отказа от лечения (в группах сибутрамина и плацебо 5,3 и 1,4% соотв.). Тяжелых побочных эффектов выявлено не было. Данных о безопасности длительного (>2 лет) лечения не найдено. В течение 12 нед. после отмены сибутрамина отмечалось повышение достигнутой МТ на 25-80%.
 Комбинированное применение сибутрамина и орлистата: найдено 1 РКИ (42 женщины; в течение предшествующего года все они принимали сибутрамин и изменили образ жизни), в котором сравнивалась эффективность применения сибутрамина (по 10-15 мг/сут.) в сочетании с орлистатом (по 120 мг 3 раза в сутки) и сибутрамина в сочетании с плацебо. Через 16 недель статистически значимых изменений МТ в обеих группах не было выявлено (+0,1 и +0,5 кг соотв.).

Фентермин: найдено 1 РКИ (108 участников с МТ, превышающей должную на 20% и более), в котором сравнивалась эффективность фентермина (по 30 мг/сут.) и плацебо. Всем участникам назначалась диетотерапия (1000 ккал/сут.). Показано, что на фоне приема фентермина снижение МТ через 9 мес. было более выраженным, чем на фоне приема плацебо (–12,2 и –4,8 кг соотв.; среднее различие составило –7,4 кг при 95% ДИ от –11,2 до –4,6 кг). Данных о развитии тяжелых побочных эффектов не найдено. Монотерапия фентермином не была связана с повышенным риском поражения клапанов сердца.

Мазиндол: найдено 1 РКИ (65 участников с МТ, превышающей должную на 15% и более), в ходе которых было показано, что на фоне приема мазиндола (по 3 мг/сут.) снижение МТ через 3 мес. было более выраженным, чем на фоне приема плацебо (–6,4 и –2,6 кг соотв.; среднее различие составило –3,8 кг, значения 95% ДИ не указаны; р<0,001). Этот эффект не сохранялся после отмены лечения.

Диэтилпропион: найдены 2 небольших РКИ, результаты которых противоречивы. В первом из этих РКИ (20 участников с МТ, превышающей должную на 15-20%) на фоне приема диэтилпропиона (по 75 мг/сут.) снижение МТ через 6 мес. было более выраженным, чем на фоне приема плацебо (–11,6 и –2,5 кг соотв.; среднее различие составило –9,1 кг, значения 95% ДИ не указаны). В обеих группах участники соблюдали строгую диету. Во втором РКИ (32 участника со средней МТ, превышавшей должную на 13 кг) между группами диэтилпропиона (по 75 мг/сут.) и плацебо через 12 мес. не было выявлено статистически значимого различия в степени снижения МТ (–8,9 и –10,5 кг соотв.; среднее различие составило +1,6 кг, значения 95% ДИ не указаны). В обеих группах участникам предписывалась диета «с низким содержанием углеводов».

Найдено 1 сообщение о развитии ЛГ, которая была выявлена через 12 мес. после отмены мазиндола, применявшегося в течение 10 нед. Описаны случаи возникновения ЛГ и психоза на фоне приема диэтилпропиона. Частота развития тяжелых побочных эффектов, связанных с применением каждого из этих препаратов, неизвестна.

Флуоксетин: найдены 3 систематических обзора (поиск данных в 1995 г., 1998 г. и 1996 г.), включавшие 2 РКИ с продолжительностью наблюдения 1 год и более, в которых оценивалась эффективность приема флуоксетина, селективного ингибитора обратного захвата серотонина. В 1 из этих РКИ (458 участников, средний ИМТ 35 кг/м2) через 1 год не было выявлено статистически значимого различия в степени снижения МТ в группах флуоксетина (по 60 мг/сут.) и плацебо (–1,4 и –1,2 кг соотв.; среднее различие составило –0,2 кг, значения 95% ДИ не указаны). Во втором небольшом РКИ (19 участников с сахарным диабетом и ИМТ >30 кг/м2) на фоне приема флуоксетина (по 60 мг/сут.) снижение МТ через 1 год было более выраженным, чем на фоне приема плацебо (–4,3 и +1,5 кг соотв.; среднее различие составило –5,8 кг, значения 95% ДИ не указаны).

В 1 сравнительном РКИ флуоксетина и плацебо при ожирении было выявлено более частое возникновение желудочно-кишечных расстройств, нарушений сна, потливости, тремора, амнезии и жажды в группе флуоксетина (количественные данные не приведены). В 1 систематическом обзоре (поиск данных в 1998 г.), посвященном оценке эффективности антидепрессантов, было показано, что прием селективных ингибиторов обратного захвата серотонина у 10-15% участников сопровождался возникновением тревоги, диареи, сухости во рту, головной боли и тошноты.

Фенфлурамин: найдены 2 РКИ (45 и 134 участника с МТ, превышающей должную на 15% и более), в которых не было выявлено статистически значимых различий между группами фенфлурамина, фенфлурамина в сочетании с поведенческой терапией, поведенческой терапии и диетотерапии (обобщение результатов не проводилось).

Дексфенфлурамин: найден 1 систематический обзор (поиск данных в 1995 г., 5 РКИ), в котором было показано, что прием дексфенфлурамина (по 30-120 мг/сут.) способствовал более выраженному снижению МТ через 1 год по сравнению с плацебо. В обзоре были обобщены данные 4 РКИ (634 взрослых участника с МТ, превышающей должную на 20% и более). Среднее различие между группами дексфенфлурамина и плацебо в степени снижения МТ через 1 год составило –2,6 кг при 95% ДИ от –3,8 до –1,3 кг. Все участники соблюдали диету с пониженной энергетической ценностью.

Фенфлурамин в сочетании с фентермином: найдено 1 РКИ (121 участник с МТ, превышающей должную на 30-80%); показано, что на фоне комбинированной терапии фенфлурамином (по 15 мг/сут.) и фентермином (по 60 мг/сут.) снижение МТ через 6 мес. было более выраженным, чем на фоне приема плацебо (–14,3 и –4,6 кг соотв.; среднее различие составило –9,7 кг при 95% ДИ от –12,0 до –7,4 кг). Через 18 нед. после начала лечения снижение МТ прекращалось, а через 60 нед. она повышалась до исходных значений.

Фенилпропаноламин: найден 1 несистематический мета-анализ (7 испытаний, 643 участника с ожирением, значения ИМТ не указаны), в котором было показано, что 4-недельный прием фенилпропаноламина (доза не указана) по сравнению с плацебо сопровождался снижением МТ (на 0,21 кг/нед.). На момент окончания этих исследований (продолжительность наблюдения не указана) в группе фенилпропаноламина по сравнению с плацебо отмечено дополнительное снижение МТ (на 0,14 кг/нед.). В 1 недавнем исследовании случай – контроль (мужчины и женщины в возрасте 18-49 лет) было показано, что прием фенилпропаноламина для снижения аппетита повышал риск развития геморрагического инсульта в течение первых 3 дней лечения (для всех участников стандартизованное ОШ=15,9; нижняя граница ДИ 2,04; р=0,013; для женщин стандартизованное ОШ=16,6; нижняя граница ДИ 2,2; р=0,011). Продажа фенилпропаноламина в США прекращена.

Применение фенфлурамина, дексфенфлурамина, фенфлурамина в сочетании с фентермином, фенилпропаноламина было связано с повышенным риском поражения клапанов сердца и развития первичной ЛГ, в связи с чем их продажа прекращена. В 1 ретроспективном когортном исследовании (25 медицинских центров, 1473 участника) распространенность недостаточности аортального клапана в отсутствие лечения составляла 4,1%, на фоне приема дексфенфлурамина – 8,9% (ОР=2,18 при 95% ДИ от 1,32 до 3,59; ИПВ=20), а на фоне приема фентермина в сочетании с фенфлурамином – 13,7% (ОР=3,34 при 95% ДИ от 2,09 до 5,35; ИПВ=10). Через 1 год повторную эхокардиографию провели 1114 (75,6%) участникам; среди тех, кто принимал ранее эти препараты, было отмечено снижение распространенности признаков недостаточности аортального клапана. В группах дексфенфлурамина, фенфлурамина в сочетании с фентермином и в контрольной группе данный показатель составил 6,4; 4,5 и 1,7% соотв. (р<0,001 при сравнении групп дексфенфлурамина и контроля; р=0,03 при сравнении групп фенфлурамина в сочетании с фентермином и контроля). В 1 проспективном исследовании (1072 участника) риск развития поражений клапанов сердца в группах дексфенфлурамина, назначавшегося менее чем на 3 мес., и плацебо несколько различался, но эти различия не достигли уровня статистической значимости (при приеме препарата дексфенфлурамина с замедленным высвобождением активного вещества ОР=1,6 при 95% ДИ от 0,8 до 3,4; при приеме обычного препарата дексфенфлурамина ОР=1,4 при 95% ДИ от 0,7 до 3,0). Через 1 год повторную эхокардиографию провели 914 (83,5%) участникам; среди больных, принимавших ранее любой из двух препаратов дексфенфлурамина, также было отмечено снижение распространенности признаков недостаточности аортального клапана. В группах дексфенфлурамина по сравнению с плацебо данный показатель составил 5,1% (р=0,002) и 6,4% (р<0,001). В 1 исследовании случай – контроль (95 участников с первичной ЛГ и 355 участников в группе контроля) было показано, что прием фенфлурамина сопровождался повышением риска развития первичной ЛГ (ОШ=6,3 при 95% ДИ от 3,0 до 13,2). Этот показатель был выше у лиц, принимавших фенфлурамин в течение предшествующего года (ОШ=23,1 при 95% ДИ от 6,9 до 77,7).

Фенилпропаноламин, фентермин, мазиндол, диэтилпропион: несколько найденных испытаний были небольшими, с недостаточной продолжительностью наблюдения и высокой частотой случаев отказа от лечения. За период с 1996 по 1998 гг. лекарственные препараты для снижения МТ были выписаны примерно 5 млн взрослых американцев. У 1/4 из них МТ не была избыточной, т.е. применение этих препаратов во многих случаях было неоправданным (особенно часто у женщин, представителей европеоидной расы и латиноамериканцев).

Фармацевтическое обозрение Казахстана.

НАШ КАНАЛ В TELEGRAM  telegram

Просмотров 2925 раз

Контакты

ТОО «PharmReview». 

Тел.: +7 707 738 99 70.

Директор: Ольга Баимбетова

(e-mail: baimbetova.o@mail.ru).

Scroll to top